Леонид Чеботарев: «Соборка праздновала наши победы всю ночь!»

Леонид Чеботарев: «Соборка праздновала наши победы всю ночь!»

Леонид Чеботаев был одним из лидеров полузащиты легендарной команды «моряков» 60—х, которая сумела выйти в высшую лигу советского футбола. К сожалению, в элитном дивизионе Леониду пришлось поиграть недолго, травма вынудила раньше времени завершить карьеру. Но и за 7 сезонов в большом футболе, проведенные Леонидом Федоровичем не только в «Черноморце», а и в СКА, он отлично запомнился одесским любителям футбола, а они, в свою очередь, запомнились ему. Ведь Леонид Чеботарев играл в футбол в те времена, когда эта игра была настоящим предметом культа в нашем городе.

— Леонид Федорович, вы, как и многие одесские футболисты 50—х и 60—х, поиграли и за СКА и за «Черноморец». Причем, путевку в большой футбол вам дал именно армейский коллектив…

— Да, это так. Я начинал играть в футбол в одесском «Металлурге», за заводскую команду, достаточно сильную в те времена. Потом меня призвали в армию, и поначалу я выступал за свой военный округ в первенстве города, вооруженных сил Советского Союза и во всеукраинских соревнованиях коллективов физкультуры. Полтора года я играл на таком уровне, а потом подвернулся удачный момент. У нас было открытие сезона на «Дзержинке» и мне удалось забить в том матче красивейший мяч, в самую девятку. На той игре, видимо, был кто—то из старших товарищей и уже на следующий день пришел приказ по спортроте, чтоб меня откомандировали в штатную команду СКА. Тогда в армейской команде находились настоящие звезды, ну, в крайнем случае, звездочки — Москаленко, Подлесный, Першин, Примак, Дима Мизерный, который потом дважды выигрывал Кубок Союза с донецким «Шахтером», Гришин, Каракозов, Метельский. Почти все игроки СКА прошли школу высшей лиги, либо обладали хорошими перспективами и впоследствии также попали в элиту советского футбола. Ну, а тон задавали москвичи, как бы передислоцированные в Одессу. Они показывали красивый футбол, который быстро завоевал любовь болельщиков. Метельский успел еще поиграть в команде ВВС, которой покровительствовал, как известно, сын Сталина.

В СКА я отыграл до 60—го года, а затем Анатолий Зубрицкий пригласил меня в «Черноморец». И сразу же, в 61—м году мы стали чемпионами Украины.

— Матчи со СКА были особенными…

— Да, разумеется. Если на обычные матчи меньше 30—40 тысяч не приходило, то на дерби собирались и все 50. А билеты достать было практически невозможно. В кассах стояли очереди с вечера, а покупали не по одному билету, а сразу по 40—50.

— Как известно, у болельщиков «Черноморца» и СКА в те времена (и до сих пор) были непростые отношения. А футболисты этих команд дружили?

— Вы знаете, в повседневной жизни мы были друзьями—товарищами. Мы же все были спортсменами, так и держались вместе. На поле, конечно, все было по—другому, там каждый должен забивать и выигрывать. А в быту мы дружили с тем же Валентином Блиндером, Каракозовым, со многими, тем более, что и я, и Вася Москаленко, и Коля Молочков — многие поиграли и в СКА, и в «Черноморце». Вот и сейчас Каракозов приезжал из Америки, где он постоянно проживает, приходил ко мне, мы общались. Друзья как были, так и остались. Ну, а на футбольном поле было, конечно, совсем другое дело.

— Леонид Федорович, расскажите об основных вехах вашей спортивной карьеры, эпизодах, которые запомнились больше всего.

— Один из самых запомнившихся моментов — это матч с московским «Локомотивом», в который тогда входило немало игроков сборной Союза — Бубукин, Маслаченко, Рогов, Ворошилов, Ковалев и другие. Это было в 1959 году, я играл за одесский СКВО в классе «Б», а с «Локомотивом» нас свела судьба в 1/8 финала Кубка СССР. Обычно наши игры были на стадионе Одесского военного округа, но в этот раз, чтобы смогло прийти больше зрителей, мы играли на Центральном стадионе ЧМП. Эта встреча, прежде всего, запомнилась тем, что мы выиграли со счетом 3:1, хотя «Локомотив» был командой более высокого уровня. Стадион тогда ликовал, вся Одесса праздновала… А на следующее утро после этого матча мы с моей женой, тогда еще невестой, пошли купить какой—нибудь еды в гастрономе на Дерибасовской, и увидели, что вся Соборка ликует. Болельщики после игры пришли прямо на Соборную площадь и, не расходясь по домам, до утра там находились и обсуждали матч, кто и как сыграл. Тысячи полторы болельщиков провели там всю ночь, вот такие были фанаты!

Еще мне запомнилось, как в 1961 году мы стали чемпионами Украины уже с «Черноморцем». В финале мы обыграли СКА, мою предыдущую команду, так что я вышел на поле против своих бывших соратников. Первая встреча закончилась в ничью, вторую мы выиграли 2:1 и стали чемпионами. Правда, повыситься в классе нам не позволило тогдашнее футбольное руководство. «Шахтер» выиграл Кубок СССР, и его в награду избавили от переходных матчей с нами. А мы готовились к этим играм изо всех сил, команда у нас была прекрасная. Афиши уже висели… Я вот иногда думаю, если бы мы тогда уже в 61—м году вышли в высшую лигу, могли по—другому сложиться судьбы многих наших ребят.

Ну и самое главное в биографии каждого футболиста и каждого члена команды «Черноморец» — это выход в высшую лигу чемпионата СССР в 64—м году. Тогда мы шли на 12 месте, а лидировал в дивизионе СКА, и нам нужно было их догонять, несмотря на то, что армейцы имели серьезный отрыв. Нам необходимо было занять хотя бы 4 место. Мы собрались и выиграли 6 матчей подряд, и добились права выступать в высшей лиге. Тогда тоже на стадионе было море радости, болельщики размахивали зажженными факелами, ведь Одесса после очень большого перерыва попала в класс «А». Вот это, наверное, три самых запомнившихся эпизода в моей футбольной жизни.

— Какие голы вам запомнились больше всего, в высшей лиге вам удалось провести два мяча…

— Да, в высшей лиге в 65—м году я забил дважды, причем оба раза головой, хотя, что интересно, борьба в воздухе никогда не была моим самым сильным местом. Один мяч я забил бакинцам, а второй — московскому «Локомотиву» в падении. Я считаю, что это были хорошие голы, особенно москвичам. Там был такой навес и я решил — пан или пропал — прыгну рыбкой. И мне удалось поймать мяч головой и пробить в нижний угол.

Хорошо помню один свой гол, забитый в том самом 1964—м, когда мы играли четыре матча подряд на выезде, двигаясь по маршруту Челябинск—Харьков—Рига—Вильнюс. Две первые игры мы проиграли с общим счетом 1:8. Из Одессы приехало все руководство и стало делать нам накачку. Говорили, что дальше падать некуда и нужно выигрывать. В Риге нам предстояло сыграть с «Даугавой», а это была очень сильная команда, только вылетевшая из высшей лиги и сохранившая очень приличный состав. С самого начала встречи они стали атаковать, здорово прижали нас к воротам, казалось, вот—вот забьют. И тогда мы сыграли на контратаке, мне сделали прострельную передачу вдоль штрафной, я подхватил мяч и забил ударом с лету в самую девятку! Мы повели 1:0, а в итоге выиграли 4:0. И, я думаю, что внес в эту победу свою лепту, ребята поверили в свои силы после моего гола. Затем мы поехали в Вильнюс и там сыграли вничью. Ну, а дальше все было достаточно успешно.

— Вы играли в полузащите, тогда представителей вашего амплуа на поле было мало — 2—3. Что входило в те времена в функции полузащитника?

— Сегодня играют по системе 4—4—2, центральную зону значительно легче контролировать, чем в 60—е, когда в моде была схема 4—2—4. Конечно, иной раз мы оттягивали назад центрального форварда, чтобы он нам помогал, действовал, как сейчас говорят, под нападающими. В то время полузащитник выполнял очень большой объем работы: он должен был и помогать защите, и подключаться к атакам, и играть на нападающих, снабжать их мячами. Мне кажется, нельзя сопоставлять кондиции и качества тогдашних полузащитников с нынешними. Недаром ведь среди них были такие знаменитости как Сабо, Воронин, Парамонов, Маношин, Нетто и другие. Воронин признавался лучшим полузащитником Европы. Тогдашние хавбеки обладали намного большей работоспособностью, чем современные. Все—таки, сегодня их на поле 4—5 человек, если где—то ошибся, остальные подключатся и подстрахуют, а раньше такого не было, нужно было все делать самому. У каждого игрока середины поля было очень много функций и на нас лежала большая ответственность.

— Тогда игра не задерживалась сильно в центре поля, футбол был более атакующим?

— Хороший вопрос. Я читал как—то в одной газете интервью с чехословацким вратарем наших времен, забыл фамилию, к сожалению. И он говорит — сейчас пока мяч дойдет до ворот, проходит достаточно много времени. Пока команда подержит мяч в центре поля, пока кто—нибудь откроется, как—нибудь растянут защиту. А тогда все было очень быстро: 2 паса, а может быть, и один — и удар по воротам. Разумеется, тот футбол, на мой взгляд, был более изящным, более изысканным в плане атаки. Сейчас больше значения имеет физическая подготовка, многие делают ставку на силу и мощь. Тогда многое зависело от выдумки и исполнительского мастерства, и неслучайно такие люди играли, как Лобановский, Каневский, Базилевич — это я перечисляю только тех футболистов, которые пришли в конце 60—х к нам в «Черноморец». А настоящие звезды были в каждом клубе класса «А», а то и класса «Б». Конечно, знаете, каждый кулик свое болото хвалит. Но мне кажется, звезды 60—х были техничнее, интереснее, у каждого был поставлен удар со средних и дальних дистанций, ну и самое главное, здорово работала голова. А сегодня я не вижу в нашем футболе таких личностей, как Буряк, как Сабо, как Воронин и так далее.

Сейчас можно посмотреть чемпионат Испании или Италии, и увидеть потрясающее мастерство. Телевидение позволяет нам учиться у зарубежных мастеров. Тогда мы редко видели заграничных звезд, но нам было у кого поучиться здесь, в своем чемпионате и в своем городе. К нам в Одессу все время приезжали на сборы лучшие команды страны и мы, будучи еще мальчишками, с удовольствием смотрели на тренировки московского «Спартака», «Динамо», «Торпедо», питерского «Зенита» и многому учились. Сегодня я говорю подрастающему поколению, чтобы они смотрели по телевизору матчи иностранных чемпионатов и перенимали, это ведь тоже очень полезно. К сожалению, это для будущего футболиста гораздо более ценно, чем игры отечественного первенства. Может быть, состоится возвращение к истокам, отход от легионеризации, я и многие мои друзья—ветераны футбола, верят в то, что руководители ведущих клубов уже сделали выводы и что хотя бы через несколько лет в составе нашего чемпиона будет не 2—3 украинца и 8—9 иностранцев, а наоборот. В этом плане я рад за родной «Черноморец», в составе которого играют только наши. За наших, согласитесь, и болеть гораздо интереснее. И это большой плюс одесской команде и ее тренеру Семену Альтману.

— Леонид Федорович, после карьеры игрока вы работали тренером. В частности, вы трудились на этой ниве в Средней Азии…

— Карьеру в «Черноморце» я закончил из—за травмы. В конце 65—го года у меня случился надрыв мениска. Мы играли с командой из Кутаиси в Одессе и легко победили. В одном из моментов поединка я подвернул ногу, а шипы тогда были очень большие, к тому же шел дождь, в общем, они остались, а я, так сказать, развернулся на колене. Это сейчас такие травмы лечат легко, как семечки — небольшая операция и через полтора месяца человек в строю, а тогда это фактически означало конец выступлений на серьезном уровне. В те времена мениск лечили очень тяжело. Я пролежал в больнице почти месяц, после этого еще сыграл несколько матчей, но мне было уже трудно. Я чувствовал, что больше не могу. Жалко, что так вышло. Тот сезон в высшей лиге я провел очень неплохо и у меня были хорошие перспективы. Но травма поставила крест на всех надеждах. Я после этого еще немного поиграл в Николаеве и в Кривом Роге у Анатолия Зубрицкого, но это уже было завершение карьеры.

А потом последовало приглашение в Среднюю Азию. Начинал я играющим тренером, а потом уже перестал выходить на поле. Проработал там около 5 лет, потом еще некоторое время тренировал футбольную команду на БАМе. Ну, а затем вернулся в родную Одессу, где долгие годы работал с разными командами в области. Лиманское, Ивановка, Раздельная…

Последнее время я тренировал команду «Транссервис—International», которая участвовала в первенстве города. На этом все, закончилась моя карьера. Сейчас нахожусь на пенсии. Немного занят в недавно созданной ассоциации имени Лобановского. В нее входят многие ветераны футбола, ребята, с которыми я играл. Наша задача — помощь малоимущим ветеранам спорта. Жизнь сегодня тяжелая, а пенсия очень маленькая. Ну и еще хотелось бы помогать детским домам и приютам, сиротам. Что получится из этой затеи — время покажет. Мы только начинаем нашу работу.

— Расскажите о вашей семье, не пошли ли по вашим стопам дети или внуки…

— Мой сын занимался футболом в школе «Черноморца» и подавал определенные надежды, но у него не сложилось. Не было того фанатизма, который необходим для того, чтобы стать настоящим игроком. А внучка сейчас заканчивает экономический институт. Учится хорошо, пишет сейчас дипломную работу. Единственная проблема — устройство на работу. Жена Светлана Григорьевна, как и я, на пенсии.