Жил отважный капитан…

Жил отважный капитан…

В истории любой команды есть фигуры, которые оставляют свой след на долгие годы. И не только в протоколах матчей, а и в памяти болельщиков, по которой их легендарные имена путешествуют, передаваясь новым и новым поколениям. Капитан «Черноморца» в 1961 году, бомбардир нашей команды Анатолий Колдаков был и остается именно такой, незабываемой фигурой.

Анатолию Александровичу было суждено провести не так много лет в футболе. Здоровье не позволило Колдакову отыграть и шести полноценных сезонов за «Черноморец». Но именно Анатолий сделал один из решающих вкладов в выход нашей команды в высшую лигу в 64-м году, как делал все для этого и на протяжении предыдущих лет. К сожалению, 16 мячей любимого одесскими болельщиками Колдака стали его последними голами на высоком уровне, и в элиту команда отправилась без своего лидера. Но в импульсе, обеспечившем славную впоследствии историю «Черноморца» в высшей лиге чемпионата СССР, были и отданные без остатка силы футболистов начала 60-х — Колдакова, Фурса, Елисеева, Городенко, Заболотного, Чеботарева и многих других.


Детство Анатолия, как и у многих советских, а тем более довоенных детей, прошло в переездах. Родился 24 мая 1937 года в Тамани (Краснодарский край), где его отец строил завод, затем жил в Херсоне, Запорожье. Колдаков-старший был директором ткацкой фабрики, мать — заместителем начальника отдела текстильной промышленности. Корни семьи уходят в Рязань (отцовская линия) и Белоруссию (материнская), а познакомились и образовали семью родители будущей звезды «Черноморца» в Москве, где учились.

В общем, строчка из песни «мой адрес не дом и не улица, мой адрес Советский Союз» как нельзя лучше описывает ситуацию. Какой город можно было бы считать родным для Колдакова? Первое слово Анатолий сказал в Херсоне (не говоривший лет до 3-х малыш на вокзале увидел знакомый портрет и с уже тогда свойственным ему чувством юмора небрежно кинул: «О, Ленин», после чего мама выронила чемодан), где были первые удары по мячу — сказать гораздо сложнее, а вот первая любовь пришла к нему в Киеве, где он и заканчивал школу. Там же Колдаков понял, что хочет и будет играть в футбол.

Что касается родного города, то его Анатолий встретил в 22 года, когда стал футболистом «Черноморца». Так тоже бывает, в особенности в Одессе.


В юности Анатолий был настоящим представителем своего времени, то есть, увлекался всеми возможными видами спорта. Во всем он добивался успехов, даже по боксу у него был разряд. Но мама сочла бокс опасным для здоровья — увы, футбол ничуть не менее травмоопасный вид спорта.

Впрочем, развивался Анатолий Александрович исключительно гармонично и перекоса на спорт не было. Много читал, даже на фотографиях юноша то и дело запечатлен с книгой. В школе хорошо учился, любил математику, историю, в общем, был просто образцовым парнем. У которого к тому же были явные задатки большого футбольного мастера.

Правда, в те годы индустрия детско-юношеского футбола была не так развита, а точнее, Анатолию сложно было в нее вписаться, учитывая постоянные переезды семьи. В Киеве Колдаков оказался к 15 годам и играл только за команду школы и района. В общем, футбольный талант ему пришлось развивать уже в армии. Но отсутствие той школы, которую получают футболисты сейчас в специальных ДЮСШ, совершенно не помешало Колдакову, и никто никогда не мог упрекнуть его в нехватке техники или других базовых навыков. Видимо, он был самородком.

Анатолий служил-играл сначала в Виннице, потом в Каменце-Подольском за армейскую команду и в ее составе попал в Одессу на товарищеский матч с местным «Торпедо». Эту команду регулярно просматривал Анатолий Зубрицкий и первым, кто его заинтересовал, оказался армеец и тезка Колдаков. Впрочем, не только одесситам приглянулся этот центральный нападающий — звали в Ригу, Львов, другие города. «Нина, куда? — спрашивал Анатолий у невесты и будущей супруги, а Нина Николаевна повторяла ему слова свекрови — «муж — это иголочка, а жена — ниточка, которая идет за иголочкой».

И Анатолий Колдаков сделал главный выбор в своей жизни. В 59-м году он женился и уехал в Одессу.


Достаточно редко бывает так, что новый человек в коллективе сразу же становится одним из лидеров. Футбольный коллектив ничуть не проще любого другого, а в одесском «Черноморце» конца 50-х было достаточно и мастеров, и людей с характером. К тому же, костяк команды составляли одесситы и лидеров на поле и вне его — хватало. Но Анатолий влился в свою первую настоящую (гражданскую) команду без каких-либо проблем. Для этого у него было все: коммуникабельность, личное обаяние, прекрасное чувство юмора, ответственность, порядочность, а также лидерские качества, которые он проявлял в игре и жизни. Нет ничего удивительного, что именно Колдакова в скором времени выбрали капитаном, в 1961-м, когда «моряки» стали чемпионами Украины. Была и еще одна причина. Главный тренер Анатолий Зубрицкий уважал трезвенников, а Колдаков был именно таким. Вредные привычки его просто не интересовали.

«Он был принципиальный, прямой и по заслугам долгое время был нашим лидером, — вспоминает вратарь «Черноморца» тех лет Георгий Городенко, — он решал все вопросы без хамства, если выразиться по-одесски, без жлобских выходок. В нем этого не было».

«Заводил команду, прежде всего, на поле, — говорит Александр Перегудов, — своим примером вел за собой. Мог и найти подходящие слова в перерыве. Сказать: «Ну, ребята, что мы хуже их?».

«Он создавал вокруг себя хорошую ауру, микроклимат, который нужен любой команде, — считает Анатолий Азаренков, — компанейский человек, умевший контактировать со всеми, веселый, но его юмор никого не оскорблял».

Колдаков был вице-капитаном «Черноморца» до конца своей карьеры. Тренеры менялись, но неизменно советовались с Анатолием и уважали его мнение. Слово Анатолия Колдакова было весомым на тренерском совете (в который помимо наставников входило несколько лидеров команды), и он всегда мог аргументировано доказать свою точку зрения. Очень часто оказывался прав. Так было, например, в 64-м году, в один из ключевых моментов во всей истории нашего клуба. Колдаков отстаивал интересы местных игроков, в то время, как тренерский штаб делал ставку на приезжих. Но Анатолий бился за каждого из своих товарищей — не только из дружеских чувств, а потому что знал, что они могут дать родной команде больше. «Он же не играет, — говорил о Леониде Чеботареве тренер Владимир Горохов. «Так ставьте его», — отвечал Колдаков. И вот, в один переломный момент, после поражения от харьковского «Авангарда» (1:5), на следующий выездной матч в Риге против «Даугавы» вышли одни одесситы. Опальный Чеботарев открыл счет, Мерчанский его удвоил, а во втором тайме дубль сделал Колдаков. В итоге, 4:0 — это был убедительный ответ, а с той игры началось восхождение «Черноморца», который пробился сначала в финальный турнир за 1−14 места, а потом и вышел в первую группу класса «А», то есть, в элитный дивизион советского футбола.


В игре Анатолий Колдаков никогда не позволял себе опуститься ниже достаточно высокой планки. Он был одним из самых стабильных футболистов нашей команды и всегда демонстрировал симбиоз высокого мастерства и морально-волевых качеств.

Колдаков был универсальным игроком и в равной степени успешно действовал, как в центре нападения, так и чуть сзади, как сказали бы сейчас «под нападающими». Для атакующего полузащитника у него были такие качества, как прекрасное видение поля, умение отдать своевременный и точный пас, придать правильное направление всей атаке, пробить издали. С ударом у Колдакова было все в порядке. В качестве форварда он демонстрировал голевое чутье, прекрасный выбор позиции и умение играть головой. Своей седой головой, а поседел Анатолий рано, он играл просто блестяще, это был настоящий конек форварда «моряков». При невысоком росте за счет точного выбора позиции и своевременного прыжка он регулярно переигрывал защитников в воздухе. Головой Анатолий забил процентов 70−80 всех своих мячей за «Черноморец». Очень любил лететь на бреющем полете и бить головой в тех случаях, когда другой нападающий пробил бы ногой. Этим он зачастую ставил соперника в тупик.

Любители футбола наверняка могли бы провести параллель между Анатолием и современным футболистом, капитаном мадридского «Реала» Раулем. Сходство есть и в плане лидерских качеств, и в многолетней преданности своей команде, и в бомбардирских способностях, ну и в этой самой игре головой. Увидеть то, как это делал Колдаков, к сожалению, не смогут болельщики сегодняшних дней — видеозаписей не сохранилось. Но те, у кого игра Колдакова записана на собственный «жесткий диск», говорят, что Анатолий бил головой в падении точно так же, как это делает сейчас блистательный Рауль.

«У меня так и стоит перед глазами гол, забитый Толей во Львове, — вспоминает друг и многолетний партнер Колдакова по команде Леонид Чеботарев, — это было в 61-м году, мы приехали на календарный матч со СКА прямо из ЧССР, где играли ряд товарищеских игр. Нам были очень нужны очки в той встрече и ближе к концу матча кто-то прострелил с фланга, мяч шел довольно низко, Толя полетел на него и блестяще пробил».

«Все восхищались тем, как он летел на опережение и играл головой, — добавляет Георгий Городенко, — не боялся ничего — ни бутсы, ни штанги. Был невысокий, но прыгучий и прекрасно выбирал траекторию полета, это чувство было от Бога. Не помню, чтобы он особенно тренировал эти удары, пришел к нам уже с этим даром».

Анатолий забивал не только красиво, но и много. Больше всего — в том самом 64-м, который стал не только историческим для команды, но и, к сожалению, последним в большом футболе для Анатолия Колдакова. Он блестяще начал тот сезон, с 5 голов в 6 матчах, и так же закончил год. В финальном турнире Анатолий не забивал до еще одной памятной игры — дерби со СКА. 15 октября «Черноморец» проиграл со счетом 1:2 и казалось, что в высшую лигу от Одессы попадет только одна команда, армейская. Но тот матч еще сильнее сплотил коллектив и оставшиеся 6 игр «моряки» выиграли с общим счетом 16:2. Пять важнейших мячей в этих играх забил и Колдаков.

«В последней игре того чемпионата мы обыграли «Карпаты» со счетом 2:0, и второй мяч забил именно Толя, — вспоминает друг Анатолия Всеволод Шлемов, — после игры мы сидели минут сорок, он боялся выходить, а когда вышли, фанаты все равно дождались и чуть не разорвали его на куски, подбрасывали, обнимали, целовали. Каждый хотел хотя бы дотронуться до него».

Город праздновал выход в высшую лигу любимой футбольной команды (этим могли заниматься как фанаты «Черноморца», так и СКА), делал это с присущим ему южным темпераментом (в наши дни такое можно увидеть после завершения сезона в Италии), сбылась многолетняя мечта футболистов и болельщиков. Тогда, в период настоящего счастья футбольной Одессы никто не мог подумать о том, что лидер «Черноморца» Анатолий Колдаков уже не сыграет за свою команду…


Перед началом сезона в 65-м году по Одессе поползли шокирующие слухи о том, что врачи запретили Колдакову играть. В самом деле, медицинское обследование перед стартом сезона обнаружило у Анатолия проблемы с сердцем. Проблемы, несовместимые с продолжением карьеры.

Есть разные версии того, как это случилось. Одни говорят, что с сердцем у Колдакова было неважно всегда, ходят даже легенды, что перед играми он писал расписку тренерам, в которой снимал с них ответственность за возможные последствия. Анатолий действительно любил футбол больше жизни, но все же в эти расписки верят немногие. Вряд ли ее принял бы тренер, да она бы и не помогла.

Другие говорят, что проблемы со здоровьем у форварда «Черноморца» начались в африканском турне. Тогда команда играла в условиях высокогорья и ужасной жары, в перерыве даже приходилось дышать кислородной маской. Впрочем, эту версию отрицают родные и близкие Анатолия Александровича.

На самом деле, товарищам по команде было очень сложно определить, когда Колдакову плохо. Как бы ему не досталось в игре, с какими травмами он не выходил, вида он, разумеется, не подавал. Ведь он был лидером и должен был вести за собой. И он вел.

«Не верь тому, кто говорит, что спорт — это здоровье, — говорил жене Анатолий Колдаков, — здоровье — это физкультура…».

«Он играл с травмами, бинтовал голеностопы, — вспоминает Георгий Городенко, — он все равно рвался на поле и никогда не обращал внимания на болячки. Если уже выходил, то был одним из лучших всегда. У него не было проходных игр. Наверное, понимал, чем ему это грозит, а как чувствовал себя после игры — только он один знал. Даже в тренировочном процессе не помню, чтобы его освобождали от нагрузок, чтобы были какие-то поблажки, нет, он был боец с настоящим злым футбольным характером».

Супруга Анатолия Нина Николаевна говорит, что все случилось в одном из матчей того самого 64-го. На игру Колдаков вышел, несмотря на грипп и температуру, тренеры попросили, а он не мог отказать — «ведь это же наша команда». В одном эпизоде игрок команды-соперника ударил его ногой по спине, это была не намеренная грубость, скорее игровой момент. Так вышло. Последствия удара в сочетании с гриппом были ужасными. Произошло срастание миокарда с перикардом (околосердечной сумкой), как сказали врачи уже в 65-м, на медобследовании перед началом сезона. А 64-й Колдаков доиграл и сделал это, как уже было сказано, блестяще. Боли не замечал, может быть, только догадывался, отгоняя предчувствие, что эти матчи в футболке «Черноморца» были для него последними.

«Он не сдавался, был готов на любые операции, только чтобы играть, — говорит Всеволод Шлемов, — один профессор сказал, что если вырезать гланды, то это может помочь. Он на следующий же день пошел и сделал операцию. К сожалению, затем у него обнаружили блуждающую аритмию и врачи окончательно запретили ему футбол».

«Это было ударом для нас, — вспоминает Леонид Чеботарев, — перед первым матчем с тбилисским «Динамо» (первым в высшей лиге — прим.) мы ждали его до последней минуты. Но приехал тренер Юрий Войнов и сказал, что врачи не разрешают, а Колдаков заканчивает с футболом».

Ему не было 28 лет. Эту потерю очень тяжело переживала команда и все болельщики «Черноморца», но невозможно себе представить, каково было самому Анатолию. «Он рыдал, он не представлял себе жизни без футбола», — вспоминает супруга. Всю карьеру вместе с «Черноморцем» он шел к этому успеху, не пытался повыситься в классе самостоятельно (перейдя в какой-нибудь клуб высшей лиги), и вот, наконец, «моряки» получили возможность сыграть с лучшими футболистами СССР, но капитан вынужден был остаться на берегу.


Впрочем, Анатолий Колдаков был не тем человеком, который сосредотачивается на страданиях. Без дела находиться он не мог и потому скоро поступил на тренерскую работу. Некоторое время он руководил дублем «Черноморца» и, как казалось всем, мог вырасти в прекрасного тренера, ибо его голова не только прекрасно била по воротам. Собственно, это бросалось в глаза и на поле, и об игровом интеллекте Анатолия болельщики даже сложили нехитрый, впрочем, несколько обидный для его товарищей по команде стишок — на поле десять дураков и Анатолий Колдаков.

К сожалению, тренерская карьера не задалась. Анатолий был слишком прямым и независимым человеком, и если лидеру команды это прощалось, то тренеру дублирующего состава — нет. Есть разные версии того, почему Колдаков покинул тренерский штаб «Черноморца», но очевидно то, что он не сработался с Сергеем Шапошниковым.

В итоге, Колдаков поработал тренером измаильского «Дунайца», команды колхоза им. Татарбунарского восстания, в Красном Луче, везде был играющим тренером, и понемногу утолял футбольный голод. Однако, как таковой, тренерской карьеры не получилось — той, которую заслуживал Анатолий Колдаков.


«Он был очень добрым человеком и его доброта иногда не помогала его карьере, — считает Всеволод Шлемов, — когда он стал тренером, первоначально планировалось, что он будет в тренерском штабе первой команды, а Матвей Черкасский примет дубль. Но к нему подошел Матвей и сказал: «Толик, у меня нет высшего образования, у тебя есть, я завалюсь с бумагами, отчетами и прочими делами. Возьми дубль, я тебя прошу». И Толя согласился по доброте своей, мол, я еще молодой, Матвей пожилой, у меня еще все впереди. Думаю, если бы он не согласился тогда, его послефутбольная карьера пошла по другой стезе».

За пределами поля Колдаков жил по тем же принципам, что и в футболе — свои интересы глубоко позади командных. Да и просто по жизни был человеком редкой доброты. К примеру, только приобретенный автомобиль он без долгих раздумий подарил брату, который в то время не слишком много зарабатывал и ему нужно было кормить семью. Сам же не ездил ни одного дня. Кстати, подарок этот моментально одобрила и супруга, что на ее месте сделала бы не каждая женщина. Но в семье Колдаковых альтруизм был на первом месте.

Неудивительно, что у Анатолия было множество друзей из самых разных кругов. Звездной болезни не было даже в зародыше, он никогда не определял, с кем нужно дружить, а с кем нет, кто занимает высокий пост и может быть полезен, а с кем просто приятно поговорить. Он дружил с порядочными и интересными ему людьми, и это была дружба навсегда.


И началась другая жизнь, протекающая вне футбола. По возможности вне, ибо совсем без футбола Анатолий, естественно, не мог. Он работал председателем облсовета ДСО «Спартак», большую организацию, в которую входило около 400 коллективов физкультуры. Авторитет Анатолия Александровича помогал в административной работе, впрочем, вскоре он кардинальным образом сменил профиль. Давний друг Борис Деревянко позвал работать в только начинавшую свою жизнь «Вечернюю Одессу». Анатолий Колдаков пополнил журналистский цех и полгода возглавлял спортивный отдел газеты, но затем понял, что это не его дело. Жаль, ведь Анатолий Александрович мог стать великолепным спортивным журналистом, учитывая его интеллект, образованность, ну и прекрасное знание предмета, то есть, футбола. Впрочем, для каждой профессии нужен свой талант, и Анатолий Колдаков это прекрасно понимал.

«Он был начитанным, мог цитировать Ильфа и Петрова целыми страницами, — вспоминает Всеволод Шлемов, — увлекался литературой, театром, опереттой, дружил с Водяным, Алоиным, другими деятелями культуры нашего города. Был очень остроумным, прекрасным собеседником. Но в газете он действительно проработал недолго, ему не слишком нравилось писать заметки, отчеты. Он больше склонялся к комментаторскому делу, но к микрофону его так ни разу и не пригласили».

«Все звезды театра оперетты ходили на футбол, а мы на все спектакли, — рассказывает Георгий Городенко, — наш администратор снабжал команду билетами на концерты эстрады в филармонии и городском саду, у него был налажен бартер. В интеллектуальном плане наша жизнь была достаточно активной. В оперетту Толик ходил, как к себе домой. Не хочу обижать современных футболистов, но у нас интересы и запросы по этой части были повыше, мы читали Солженицына, самиздатовские рукописи, обсуждали самые разные темы. Интеллект помогает и в жизни, и в футболе, спорте, он влияет на многое. Мы смотрели незашоренными глазами на игру».


Чем заняться бывшему футболисту «Черноморца»? В те времена был простой ответ. Море манило, и многие футбольные «моряки» вскоре избавлялись от соответствующих кавычек и становились настоящими морскими волками. Примеру товарищей последовал и Анатолий Колдаков, проплававший с 75-го по 85-й годы. Сначала на «Максиме Горьком», потом на «Карелии». Безусловно, футбол не покидал его жизнь, даже в дальних странствиях. Возглавляя команду парохода, Анатолий Александрович провел немало международных матчей. А еще, при первой возможности, посещал заграничные стадионы, предпочитая им невероятно соблазнительные в те времена для советского человека магазины.

«Вот его билет с матча сборных ФРГ и Северной Ирландии, который он посетил в Гамбурге в 80-е годы, — говорит Нина Николаевна, — футбол — это всегда было святое. Я помню, как еще в молодости мы купили билеты на Козловского, выдающегося тенора, но потом выяснилось, что в тот же день свой прощальный матч играет другая легенда — спартаковский капитан Игорь Нетто. Мы подумали и решили, что на Козловского еще сходим, а матч Нетто пропускать нельзя».

«Знала с самых ранних лет, что когда папа смотрит футбол по телевизору, нужно пробираться перед экраном ползком», — добавляет дочь Анатолия Александровича.

Кстати, из дальних странствий Колдаков привез не только множество ярких впечатлений, но и материал для отечественного кинематографа. Друг Анатолия Всеволод Шлемов, специалист по комбинированным съемкам на Одесской киностудии, с помощью открыток и фотографий из архива Колдакова снимал итальянские виды в хорошо всем известном фильме «Миллион в брачной корзине».


После морской части своей биографии Анатолий Колдаков стал директором ДЮСШ «Локомотив». И именно в этой школе в конце 80-х и начале 90-х годов стал зарождаться популярный в наше время (в особенности — в Одессе) мини-футбол. Анатолий Колдаков и Евгений Армер стояли у истоков создания первой мини-футбольной команды нашего города «Одесса-Норд».

«Он очень загорелся этой идеей, — вспоминает Евгений Армер, — ухватился за мини-футбол, как за настоящее дело, ему очень хотелось вырваться из рутины. Колдаков стал начальником создаваемой команды, а я старшим тренером, мы вместе отбирали ребят из «Локомотива», из ДЮСШ № 6. Вместе и тренировали, он в свободное время от работы с детьми».

Мини-футбол действительно крайне заинтересовал Колдакова. Как творческого человека, его привлекало все новое, ему было интересно вложить свои идеи в этот развивающийся вид спорта, за годы в море или на административной работе он истосковался по живой и интересной деятельности, которой всегда является создание команды. Именно Колдаков нашел спонсоров в лице «Норд Банка», да и в тренировочном процессе Анатолий очень помогал молодому специалисту Армеру. При этом, и не думал давить авторитетом, а наоборот, боялся не надавить случайно.

«Тогда мне было 27 лет, — вспоминает Евгений, — но он никогда не обсуждал мои решения при ком-то. Потом наедине мог сказать «Ты знаешь, мне кажется, что вот здесь ты делаешь не совсем правильно». Притом его авторитет в команде был очень высок. Когда после тренировок он иногда начинал показывать ребятам то, что умел делать с мячом, прямо в брюках и свитере, они, мягко говоря, удивлялись».

Анатолия Колдакова так уважали, что даже не матерились при нем. Он не переваривал нецензурной лексики и всегда говорил, что «русский язык прекрасен сам по себе, и его не нужно ничем дополнять». Как вспоминают члены той команды, сказать матерное слово при Анатолии Александровиче просто не поворачивался язык. А ведь многим кажется, что практически нереально заниматься тяжелым физическим трудом (спортом в том числе) без употребления мата. Но для интеллигентного человека нет ничего невозможного.


Летом 93-го в Одессе была создана мини-футбольная команда, а в сентябре она должна была начать играть в чемпионате Украины. Но снова, как и в 65-м, случилась беда. Анатолию Колдакову не было суждено дожить до первого официального матча столь заботливо создаваемой им команды. Анатолию стало плохо в машине, когда он и Армер в спешке носились по городу по различным делам, связанным с жизнедеятельностью команды. «Скорая помощь» отвезла Колдакова в больницу железнодорожников, где он провел последние дни своей жизни. Три инсульта за неделю, Анатолий Александрович редко приходил в себя. В один из таких моментов сказал Армеру: «Сохрани команду». Даже в эти минуты он меньше всего думал о себе.

16 сентября 1993 года Анатолия Колдакова не стало. На могиле выдающегося футболиста всегда лежат цветы. Одесские болельщики помнят своего капитана, человека, отдавшего нашей команде все и желавшего отдать больше. Человека, который был душой и мотором «Черноморца» 60-х, команды, вопреки всем обстоятельствам прорубившей себе дорогу в высшую лигу. Человека, у которого, кажется, совсем не было врагов, и которого любили все, кто его знал.

«На его похоронах было огромное количество людей, — вспоминает Всеволод Шлемов, — прощание было на стадионе, и у меня до сих пор стоит перед глазами, как болельщики чуть ли не дрались за право понести на плечах гроб. Ведь прошло уже много лет с тех пор, как он играл, но болельщики не забыли его, они пронесли тело через весь парк Шевченко».


Судьба не щадила Анатолия Колдакова, он получал от нее удары в самый неподходящий момент. Она мяла и ломала его карьеру, будто доказывая что-то свое, циничное, но не могла изменить кажущегося игрушкой в ее руках, но не являющегося таковым доброго, веселого, талантливого человека. Отважного капитана «Черноморца».


Андрей Крикунов по воспоминаниям Нины Колдаковой, Всеволода Шлемова, Георгия Городенко, Леонида Чеботарева, Анатолия Азаренкова, Александра Перегудова, Германа Шуйского, Евгения Горелюка, Евгения Армера.