Павел Ребенок: «Надеюсь поучаствовать в следующем взлете «Черноморца»

Павел Ребенок: «Надеюсь поучаствовать в следующем взлете «Черноморца»

В уходящем году Павел РЕБЕНОК стал одним из лидеров «Черноморца», команды, в которой он хотел играть и где быстро стал своим. В последние дни 2009 года Павел оглянулся на свое прошлое в разговоре о футболе и не только.

ФУТБОЛИСТ? НЕТ ТАКОЙ ПРОФЕССИИ

 — Павел, как стали футболистом? Были ли у вас в роду спортсмены?

— Нет, не было. Но отец часто водил меня на стадион в детстве. И хотя я выбирал разные секции, ходил то в одну, то в другую, все равно в результате приходил к футболу. Наверное, это была судьба, а футбол у меня, можно сказать, в крови. Никто меня не заставлял им заниматься, я сам этого хотел. У нас маленький город, Орджоникидзе, особого выбора там не было, только одна детско-юношеская школа.

Все начиналось во дворе, потом играл в школе, затем лет в шесть записался в секцию ДЮСШ. Группа была совсем маленькая, буквально несколько человек. Лишь через год сложилась уже полноценная команда.

 — Как развивалась ваша футбольная карьера?

— Сначала меня хотели взять в интернат в Днепропетровске, но родители не отпустили. Они считали, что я еще сильно молодой и мне рано начинать взрослую жизнь. Это сейчас в интернатах хорошо, а раньше, по слухам, там было не очень. Лет в 15−16 меня взяли в «Днепр-4». Мы жили на базе первой команды, которую тогда тренировал Евгений Кучеревский. Это, конечно, был не интернат — хорошие поля, мячи, вообще, было интересно. В нашей команде было много воспитанников школы, например, Константин Кравченко.

 — С Евгением Ширяевым вы там не пересекались?

— Нет, мы встретились только здесь. Знаю, что он был в днепропетровском интернате, но мы с ним там не виделись.

 — Как родители относились к тому, что футбол выходит на передний план?

— Для меня футбол всегда был самым главным. Но моя мама педагог, и, естественно, все время пыталась заставить меня учиться, потому что считала, что нет такой профессии — футболист. Помню, еще в садике был очень показательный эпизод. У детей спрашивали: «Кем ты хочешь стать?». Многие писали космонавтом или еще кем-то, а я отвечал: «Футболистом». На что воспитатели говорили: «Так нет же такой профессии». Но я все равно хотел быть футболистом с самого начала. В принципе, мои родители и все родственники любят футбол, а сейчас, когда я стал играть, полюбили его еще больше, ждут матчей с моим участием.

 — Как вы учились в школе, какие предметы были любимыми?

— Учился хорошо. Физкультура не была моим любимым предметом — когда встаешь в шесть утра и идешь перед школой на тренировку, то потом уже не до физкультуры. Но все равно ходил, не будешь же пропускать урок.

 — После футбола и учебы оставались силы на общение со сверстниками, времяпрепровождение во дворе?

— Вообще, когда у меня начались серьезные тренировки, уже не оставалось времени на то, чтобы гулять во дворе. Двор вообще может быть не очень полезной штукой для детей — там и курить могут научить и еще чему-то. Главное, чтобы ребенку было, чем заниматься помимо этого. Я, например, не курю. У меня вообще в семье никто не курит, даже дедушки и бабушки, так что я к этому не расположен.

 — За кого болели в детстве, были ли кумиры?

— Наверное, в детстве каждый футболист был кумиром, у всех можно было чему-то научиться. Как и сейчас, в каждой команде есть лидер, который может сделать игру. Но больше нравились игроки атакующего плана. Я мечтал забивать много голов.

 — Начинали играть в том же амплуа, что и сейчас?

— Нет, сначала я играл нападающего, у меня всегда была хорошая скорость. Как-то по юношам я даже забил около 15 мячей в чемпионате Украины, забивал по два гола в каждом матче. Но потом меня перевели в полузащиту.

РАДОВАЛИСЬ, КОГДА ПРИЕЗЖАЛИ В МОСКВУ

 — После «Днепра» вы оказались в России…

— Я ездил на просмотр в несколько российских клубов и в итоге закрепился в дубле «Уралана». Тогда элистинский клуб тренировал Игорь Шалимов, а дублем руководил хорошо известный сейчас Леонид Слуцкий. Я считаю его очень хорошим тренером, он дал мне многое в профессиональном плане, многому научил. К тому же, он настоящий психолог. Неслучайно все команды, с которыми он работает, всегда играют на хорошем уровне.

 — В чем его секрет?

— Наверное, он умеет найти нужные слова, чтобы настроить команду. Плюс у него всегда были очень интересные тренировки, каждый раз разные. Он заставлял футболистов разговаривать друг с другом, выяснять, что не так, это помогало психологически.

 — В основу «Уралана» пробиться было сложно?

— Мне было 16−17 лет, тогда это было нереально, я даже в дубль не всегда попадал. Там был очень сильный дублирующий состав, ребята становились, как минимум, бронзовыми призерами. И основной состав был неплохим, покупали футболистов из «Спартака», были итальянские игроки, Филимонов.

 — Как вообще жилось в Элисте?

— Честно говоря, не очень, мы радовались, когда приезжали оттуда в Москву. Тем более, там жил мой друг и земляк Александр Павленко, с которым мы вместе играли еще в юношеской команде. Вы его хорошо знаете, я думаю, он играл в «Спартаке», других российских клубах.

В «ВОРСКЛЕ» ПОСЧИТАЛИ, ЧТО Я НЕ ВЫРОС, А Я СЧИТАЛ, ЧТО ВЫРОС

 — Затем начался ваш полтавский этап карьеры…

— После «Уралана» я съездил в «Арсенал» к Вячеславу Грозному. Тот сказал, что нужно взять меня на сборы, посмотреть. Я съездил еще в несколько российских клубов, но потом решил, что хочу играть дома, поближе к родителям. В результате отправился в «Ворсклу». Владимир Мунтян меня взял, доверил, и там я дебютировал в 18 лет в высшей лиге в матче против «Металлиста». В Полтаве я тоже начинал в дубле, который, кстати, был очень неплохой. Два человека из него уже играют в «Шахтере» — Пятов и Чижов. Помню, на дубль иногда приходило больше зрителей, чем на основу, мы играли на центральном поле, так как второго стадиона не было. И это было очень приятно, на играх создавалась хорошая атмосфера. Мы тренировались с основой, нас всегда подтягивали. Я провел в «Ворскле» три года, после чего мы не стали продлевать контракт. В клубе посчитали, что я не вырос, как футболист, а я считал, что вырос. И мы не смогли договориться. Тем более, что к этому времени я уже знал, что поеду в «Металлист». Приехал в Харьков, и Мирон Маркевич сказал, что я подхожу. Он собирал молодых перспективных футболистов. По-моему, за меня заплатили какую-то компенсацию.

 — Но в Харькове вы играли недолго. Почему?

— Я провел год в «Металлисте», а потом поступило предложение от «Черноморца». Конечно, мне хотелось больше играть. Маркевич говорил, что у меня есть все задатки для того, чтобы стать хорошим футболистом. Но у «Металлиста» был такой состав, что пробиться в основу там было очень тяжело, особенно в полузащиту. Если там игроки вроде Коэльо, которые с центра поля забивают голы.

Я пришел к Мирону Маркевичу и попросил, чтобы он меня отпустил, потому что пришло предложение от «Черноморца». Вообще-то, у меня было даже несколько предложений, но как только я услышал о варианте с Одессой, сразу решил, что хочу играть здесь.

 — Одесса покорила вас сразу?

— Здесь у меня живет лучший друг, и я пару раз приезжал в Одессу, еще когда играл в Полтаве. Мне тут очень нравится, море, тепло, хороший город, а для меня это важно, от города многое зависит. И, конечно, хорошая команда и условия. «Черноморец» — клуб с историей, почти всегда был в пятерке лучших. Случались и падения, но без этого не обойтись. Мой контракт с клубом рассчитан еще на два года, и я надеюсь поучаствовать в следующем взлете «Черноморца». Болельщики здесь очень амбициозные и своеобразные, нигде таких нет. Они гордятся своим городом, тем, что тут родились. Я считаю, что мое золотое время приходит именно сейчас, в Одессе. Когда играешь, когда ты востребован, когда тебя уважают и аплодируют — это то, что нужно футболисту.

ОТ «ШАХТЕРА» НЕ ОЖИДАЛ, ОТ «МЕТАЛЛИСТА» — ДА

 — «Металлист» хотел вас удержать, или Маркевич понял, что вы все равно уйдете?

— Если бы предложений не поступило, я бы остался. Просто так сложилось. В конце сезона я провел пару удачных матчей, хорошо сыграл с «Динамо», вышел на замену с донецким «Металлургом», неплохо проявил себя на сборах, забил там пять мячей, и так получилось, что мной заинтересовались. Я не хотел упускать свой шанс и, думаю, что правильно сделал. Хотя и в «Металлисте» я хотел играть, такая команда, Кубок УЕФА…

 — Не было сожаления, когда «Металлист» удачно выступал в Кубке УЕФА уже без вас?

— Нет, наоборот, я всегда рад за команду, в которой играл. Меня иногда спрашивают, принципиальные ли для меня матчи с «Ворсклой», моим бывшим клубом. Не знаю, может, для кого-то это принципиально, но не для меня. Я переживаю за ребят и радуюсь их успехам. У меня осталась футболка «Металлиста», и когда они играют в Кубке УЕФА, я всегда одеваю ее и болею за этот клуб. Переживаю за ребят, с которыми играл в одной команде, мне небезразлична их судьба.

 — Вы ожидали, что «Металлист» так далеко зайдет в Кубке УЕФА в прошлом сезоне?

— Да, там собралась очень хорошая команда, она долго строилась, создавалась. Хороший подбор игроков, ничем не хуже, чем у грандов. Вот от «Шахтера» я не ждал победы в Кубке УЕФА, а то, что «Металлист» прошел так далеко, меня не удивило. Они показывали очень хорошую игру.

 — Если бы прошли «Динамо», могли бы выиграть Кубок?

— Все может быть, не знаю, я же не умею предсказывать будущее. Наверное, могли бы.

 — До «Черноморца» вы сменили много команд, поработали с разными специалистами, от кого что взяли?

— Я благодарен Мирону Маркевичу за то, что он очень многому меня научил. Этот человек небезразлично относится к своим игрокам. Бывает, тренер молчит, а футболист тренируется как бы сам по себе, неважно, получается или не получается. А Мирон Богданович всегда вызывал, разговаривал, критиковал, объяснял, в чем ошибка, как нужно делать правильно. Говорил: «Ты плохо играешь». Даже если ты хорошо сыграл. Например, в матче дубля я мог сделать две голевые передачи, забить мяч, но он все равно говорил: «Ты плохо играешь». Я думаю, что это плюс. Есть футболисты, которых нужно по головке погладить, а есть такие, на которых нужно накричать. И хороший тренер должен знать, к кому какой подход применять. Не могу сказать, что я пришел из Полтавы супер-футболистом, но в «Металлисте», считаю, Мирон Маркевич мне очень многое дал, в первую очередь в игровом мышлении.

 — Это сейчас пригодилось в «Черноморце»?

— Да. Я вижу на поле больше, чем раньше. Хотя все равно продолжаю учиться, что-то выношу с тренировок. Главное — выполнять установки тренера, и это всегда нелегко. Так или иначе, все хорошее в голове откладывается.

 — Виктор Носов, у которого вы играли в Полтаве, больше был психологом?

— Можно сказать и так. Он был очень опытным тренером, наверное, нам тогда немного не везло, хотя состав был почти тот же, что и сейчас, только несколько человек добавилось. При Николае Павлове эта команда пробилась в еврокубки.

РАБОТАЮ, КАК ШАХТЕР

 — У вас есть увлечения, чем любите заниматься помимо футбола?

— Ничем, люблю только футбол. В последние месяцы, когда пришел Андрей Баль, мы много работали. Утром уезжаю на тренировки, после них вечером заеду в магазин купить что-то на ужин и приезжаю домой в 9−10 часов, уже не остается ни времени, ни сил чем-то заниматься. Работаю, как шахтер. Когда все нормальные люди уже домой возвращаются, мы еще тренируемся. Хотя футбол — это мое увлечение. Я считаю, что это не работа, а увлечение, просто за него платят деньги.

 — По вечерам остается время, чтобы посмотреть футбол?

— Да, это обязательно. В основном, люблю смотреть чемпионат Украины, изучать соперников. С ними в любом случае предстоит встречаться и нужно смотреть, запоминать, отмечать что-то.

 — Какие еще виды спорта нравятся?

— Умею играть в теннис, хотя не большой поклонник этой игры. Когда жил на базе, особенно в Полтаве, постоянно играли в бильярд с Владимиром Мунтяном, а сейчас после тренировки сразу иду домой, так что давно не играл.

 — Любите смотреть кино?

— Да, очень, особенно на базе, когда нас закрывают на два дня, и не знаешь, чем заняться, люблю посмотреть кино. Часто хожу в кинотеатры. Любимого жанра нет, могу смотреть все фильмы без ограничений. Люблю фильмы с какой-то загадкой, интригой, нравятся триллеры, картины на спортивную тему. Один из моих любимых фильмов — лента с Аль Пачино «Деньги на двоих» о том, как человек угадывал счет в 8 из 10 матчей, очень интересно. Хорошо для командного духа всем вместе сходить в кино, чтобы был настоящий коллектив, ни у кого не было секретов.

 — Любимая музыка?

— Вообще, слушаю все. Не очень люблю тяжелую музыку, а так слушаю все по чуть-чуть.

 — Что любите читать?

— Книги почти не читаю, а газеты просмотреть люблю. Ребята на базе покупают разные газеты и журналы, я захожу к ним и читаю, интересно, что пишут. На свои оценки особо не смотрю. У каждого свое мнение, с ним можно соглашаться или не соглашаться. Я считаю, лучше пусть у меня будет низкая оценка, но мы выиграем матч, чем наоборот.

 — Читаете в Интернете то, что пишут болельщики?

— Нет. Я иногда встречаюсь с болельщиками в городе, разговариваю с ними, но в Интернете не читаю отзывы. Зачем? Кто-то напишет что-то плохое, а ты потом будешь голову над этим ломать. Мы тоже очень сильно переживаем, когда не можем выиграть, и это само по себе давит тяжелым психологическим прессом. Если встречаю на улице болельщиков, которые узнают, подходят, просят автографы, это приятно. Я шел к этому всю свою жизнь, работал, вставал по утрам, и, думаю, не зря это делал. В детстве у меня было по две тренировки в день. Первая начинались в полседьмого, так что просыпаться приходилось около шести. С утра в основном тренировались на технику с закрытыми глазами. Я считаю, что это были не столько тренировки, сколько воспитание характера.

 — А болельщики часто говорят, что футболисты получают деньги ни за что…

— Они же не знают, через что нам приходится пройти. Обычно люди работают всю жизнь, делают карьеру, зарабатывают авторитет, а у футболиста карьера длился в лучшем случае до 35 лет. За это время нужно очень многое успеть. Если игрок закончит с футболом раньше, он ничем не сможет заняться, нужно будет все начинать заново. Поэтому нужно стараться еще во время карьеры открыть какой-то бизнес.

БОЛЕЛЬЩИКИ В ОДЕССЕ СВОЕОБРАЗНЫЕ

 — Как вам одесские болельщики?

— Я считаю, что встречи с болельщиками должны проходить в начале сезона. Нужно пригласить болельщиков, футболистов, тренеров, руководство клуба, чтобы перед нами были поставлены задачи на сезон. Огласить их не только перед игроками, но и перед фанами, чтобы они видели, куда мы идем. Повторюсь, болельщики в Одессе своеобразные, я таких нигде не встречал. Они очень искренние, могут тебя превозносить, а могут угрожать побить машину. Это наши болельщики, мы играем для них, они такие, какие есть, мы их не изменим. Нужно стараться их не расстраивать. К нам относятся или плохо или хорошо, среднего не бывает. Мы должны играть так, чтобы к нам относились хорошо. Очень приятно, что несмотря ни на что, люди приходят на стадион, трибуны не пустые.

 — На «Спартаке» трибуны находятся близко к полю, слышно, что кричат болельщики?

— Слышно, особенно было слышно во время матча с «Арсеналом», который мы проиграли. Я понимаю болельщиков, ведь когда команда проигрывает 3−4 матча подряд, как еще они должны реагировать? Зато во время матча с «Карпатами» поддержка была очень хорошая, было приятно, болельщики кричали, чтобы мы шли вперед, нам это помогало. С «Карпатами», конечно, нужно было выигрывать. Мы смотрели повтор после матча, нам не дали два пенальти, почему-то это всегда случается именно с «Черноморцем». Не знаю почему, какой-то нефарт что ли. Весь год абсурдные голы нам забивают, то с аута, то в неразберихе, то пенальти арбитр заставит перебить в наши ворота. Конечно, такие голы неприятно пропускать и это сразу психологически подкашивает…

 — Те, к кому арбитры благоволят, говорят, что на судейство не нужно пенять…

— Если судья хочет, он может передернуть ход игры, и будет очень тяжело. Команда начинает заводиться и терять голову, футболисты — люди эмоциональные.

 — Есть разница, когда играешь на таких стадионах, как «Донбасс-Арена», новых стадионах «Металлиста» и «Днепра»?

— На таких стадионах игра совсем по-другому смотрится. Выходишь на стадион, все красиво, уютно. Думаю, это поднимает уровень всего чемпионата в целом. Когда хороший стадион, поле, атмосфера, играть очень приятно, испытываешь какой-то подъем, даже дрожь иногда пробирает. Главное — не перегореть. Рассчитываю и на новом стадионе «Черноморца» сыграть за нашу команду. На картинках все выглядит красиво, надеюсь, в реальности будет еще лучше.

Интересно, что я не мог сыграть в Украине на двух стадионах — в Днепропетровске на «Метеоре» и на «Черноморце». Был запасным в составе «Ворсклы», но не выходил на поле и, получается, сыграл в Одессе на том стадионе уже за команду «моряков».

Что касается стадиона «Металлист», то там потрясающее ощущение, когда болельщики дружно выкрикивают твою фамилию. От этого летаешь, как на крыльях. Также мне запомнились слова одного болельщика: «Ребята, проигрываете вы или выигрываете, мы все равно будем приходить на вас смотреть, вы наша любимая команда».

 — Павел, что можете пожелать болельщикам?

— Пусть они приходят на стадион, болеют за нас. Я думаю, мы еще их порадуем и не один раз. С наступающими праздниками и удачного всем нам 2010 года!