Сергей Смородин: «Докажу, что я достоин носить футболку «Черноморца»

Сергей Смородин: «Докажу, что я достоин носить футболку «Черноморца»

Мы продолжаем серию интервью с игроками, представляющими «Черноморец» в Премьер-лиге. Наш собеседник — 23-летний воспитанник узбекского футбола Сергей Смородин. Новичок «моряков» вспомнил о начале футбольной карьеры в знаменитом «Пахтакоре». Рассказал о непростом пути к званию основного голкипера «Андижана», и выходе с клубом в Высшую лигу. Также мы затронули два сезона, проведенных Сергеем в «Нефчи», которые сложились не совсем так, как хотелось. Сравнили состояние, в котором находятся украинский и узбекский футбол. Обсудили переход в «Черноморец» и особенности тренировок Александра Лавренцова. И, конечно, поговорили о выступлениях за сборную. В копилке «моряка» — серебро чемпионата Азии U-16 и выход в четвертьфинал юношеского чемпионата мира U-17 в 2011 году.

«ПАХТАКОР» — НАЧАЛО КАРЬЕРЫ

— Ты говоришь без акцента, да и имя с фамилией, вроде, не узбекские. Как вышло, что ваша семья оказалась в Узбекистане?

— В начале второй мировой войны мою прабабушку эвакуировали в Ташкент. Здесь познакомились и поженились мои родители, у которых в 1994 году родился я, а спустя 8 лет — моя младшая сестренка. Что касается языкового барьера, то в Узбекистане я его не чувствовал. Большая часть местного населения общается на русском. Да, коренные жители говорят с ощутимым акцентом, но этот колорит не мешает собеседнику понимать общий смысл. Узбекский я тоже знаю. Возможно, не владею в совершенстве разговорным, но все отлично понимаю.

— Расскажи, о своих первых шагах в футболе?

— Мне было восемь лет, когда папа впервые взял меня на тренировку. Он работал в одной организации, при которой была своя футбольная команда, выступавшая во второй любительской лиге. Также при клубе функционировала детская школа, где я впоследствии стал заниматься.

— Традиционный вопрос для вратарей. Почему выбрал именно эту позицию?

— (улыбается) Мы с папой ходили на разные матчи. Увидев, как голкиперы выручают партнеров, мне захотелось стать таким же. Возможно, повлияло и то, что их амуниция (все эти большие перчатки) отличалась от остальных игроков. А еще, они выделялись своим ростом. Среди ребят, занимавшихся в моей группе, я тоже был самым высоким, так что тренер определил в ворота. Мне очень понравилось. Папа (сам игравший защитником), знал, какая это ответственная позиция. Отговаривал, предлагал попробовать сыграть в нападении, но я настоял на своем и не жалею.

— Кстати, как родители отнеслись к твоему увлечению?

— Нормально. Правда, папа занимался не только футболом, но и боксом, поэтому лет в семь отвел меня в секцию рукопашного боя. Хотел, чтобы я овладел каким-нибудь боевым искусством. Однако меня больше интересовал футбол. Родители приняли мой выбор, не стали навязывать что-то иное, за что я им очень благодарен.

— Не считая менее известные команды из Ташкента: «НБУ-Азия» и «Актепа», ты мог пойти, к примеру, в «Бунедкор» или «Локомотив». Почему выбрал «Пахтакор»?

— Когда мне было десять лет, тренеры СДЮШОР «Пахтакор», посчитав меня перспективным, пообщались с родителями, и пригласили заниматься к себе. Тогда, да, пожалуй, и сейчас, эта детско-юношеская школа считается одной из лучших в стране. Сильной, развивающейся. Если туда попасть и закрепиться — перед тобой открываются большие перспективы.

— Тогда твой выбор понятен. А не мешало ли это увлечение учебе?

— Во-первых, педагоги шли нам навстречу. А во-вторых, мой тренер следил, чтобы мы хорошо занимались. Заставлял приносить на тренировки дневник, и если у кого-то были двойки, отправлял их исправлять. В Узбекистане обязательная двенадцатилетняя бесплатная система обучения: девять лет общего образования и три года — профессионального в колледжах или лицеях. До седьмого класса я учился в обычной школе, а потом перешел в спортивный интернат олимпийского резерва. После девятого класса продолжил учебу там же, но уже в колледже олимпийского резерва.

— Что тебе больше всего запомнилось за время обучения в академии «Пахтакора» (2006 — 2011)?

— Пожалуй, серебряные медали, которые мы завоевали на десятом юбилейном розыгрыше «Кубка Виктора Банникова» в 2007 году. Я провел на турнире все матчи, а наша команда, дойдя до финала, уступила там киевскому «Динамо» — 0:3.

— Как прошел твой переход от детского футбола к юношескому?

— В Узбекистане нет такого понятия — команда U-19. Поэтому после окончания академии меня пригласили в дублирующий состав «Пахтакора». Я добросовестно тренировался, но учитывая, что в дубль «спускали» футболистов первой команды, провел сезон 2012 во второй лиге, получая игровую практику в «Пахтакор-2».

ВЫИГРАЛ БОРЬБУ ЗА ПОСТ № 1 В «АНДИЖАНЕ», И ПОДНЯЛСЯ В ВЫСШУЮ ЛИГУ

— Почему принял предложение «Андижана», покинув «Пахтакор», так ни разу не сыграв в основе или дубле?

— Учитывая, что в основе первой команды «Пахтакора» выступали два голкипера, которых стабильно приглашали в национальную сборную, мне, совсем юному вратарю, пробиться туда было практически нереально. В 2013 году клуб первой лиги «Андижан» захотел взять меня в аренду. Эта команда только что вылетела из высшего дивизиона, но я согласился, потому что однозначной задачей стояло возвращение в элиту. Этот вариант показался мне интересней перехода в дубль «Бухары», которая также приглашала меня в то время. Пришел как третий вратарь, но вскоре основной голкипер допустил серьезные ошибки в двух матчах подряд. Наш тренер, Азамат Абдураимов, решил попробовать его сменщика. Тот тоже не показал себя сверхнадежным, проведя пару матчей. Тут-то мне и предоставили шанс. Абдураимову понравилось моя уверенная игра. И я, молодой 19-летний пацан, отыграл во всех последующих встречах. Разве что, не выходил на Кубок, и пропустил два тура, когда уезжал в молодежную сборную Узбекистана. По регламенту первая лига поделена на две подгруппы по 12 команд. В финальный раунд проходят по 8 лучших. Мы выиграли свою зону, а в финальном этапе завоевали одну из двух путевок, повысившись в классе.

Перед сезоном 2014 «Андижан» выкупил меня у «Пахтакора», но побоялся положиться исключительно на молодого вратаря, и, перестраховавшись, пригласил более опытного исполнителя. Было немного обидно, все-таки играл я нормально, помог подняться в Высшую лигу. После такого хочется больше доверия. Правда, в конце сезона я снова сумел отвоевать место в основе.

Получилось, что после первого круга Абдураимова уволили. Главным стал его помощник — Ориф Маматказин, но падение клуба в таблице продолжилось. Руководство убрало и его, назначив на пост главного — Сергея Шевченко. Того самого, который в 1992 году стал чемпионом Украины в составе симферопольской «Таврии», и был признан лучшим игроком розыгрыша. Однако первым номером меня по-прежнему не видели. И вот, когда я находился со сборной в Иордании, тренер вратарей Борис Белошапка мне пишет: «Готовься, в следующем туре играешь». Вернулся в расположения клуба в отличном настроении. Готовлюсь к дебюту, и вдруг в день игры тренерский штаб неожиданно подает в отставку из-за финансовых проблем… Представляете?

Осенью команду возглавил Эдгар Гесс, заверив, что рассчитывает на меня. Я сказал, что готов выйти в любой момент, против любого соперника. Мой дебют в вышке состоялся спустя пару игр. Напарник ошибался, а я получил шанс. Правда, это случилось ближе к окончанию чемпионата. «Андижан» занял последнее место, но лигу расширили, и клуб избежал вылета.

В «НЕФЧИ» ОБЕЩАЛИ СТАБИЛЬНУЮ ПРАКТИКУ, НО…

— Как ты оказался в «Нефчи» в 2015 году?

— Их тренер, Мурод Исмаилов, захотел совершить мой трансфер еще после нашей очной встречи в чемпионате. Хотя меня приглашали в Казахстан, «Нефчи» предложил «Андижану» солидную сумму, а мне пообещал стабильную игровую практику. Команда по уровню была выше, да и «упаковала» все красиво. В общем, я провел с ними предсезонку, но на мою позицию пригласили легионера из «Рубина» —

Евгения Черемисина, показав, что больше рассчитывают именно на него. Я не уходил. Знал, что ничем не хуже, ведь пришел в клуб, находясь на пике формы. Был уверен, что не подведу. Жаль, что у тренера оказалось другое мнение. Считаю, что в игровом плане сезоны 2015 и 2016 можно назвать потерянными. Меня уверяли, что я буду играть, но выпускали только в Кубке, определив вторым вратарем.

СРАВНИВАЯ УКРАИНСКИЙ И УЗБЕКСКИЙ ФУТБОЛ

— Ты наблюдал за уровнем и развитием узбекского футбола изнутри. На твой взгляд, за последний период класс растет, остается на том же месте или падает?

— Я думаю, можно говорить о подъеме футбола в моей стране. Клубы стали больше доверять молодым исполнителям. Они перспективные, многие «выстреливают», получают предложения от российских клубов. К примеру, тройку нападающих «Буденкора» давно хотят заполучить команды РФПЛ. Аутсайдеры в Узбекистане преимущественно играют в «бей-беги», но у команд из верхней части таблицы (первая четверка) виден рисунок и стиль.

— В чем отличия украинского футбола от узбекского?

— Украинский ближе по стилю к европейскому. Более силовой, решения нужно принимать быстрее. Причем, не просто «грузить» вперед, а действовать комбинационно. Здесь уделяют повышенное внимание тактическим наработкам.

— В Украине за последние года четыре уровень футбола ощутимо упал. Массово уходят легионеры и молодые таланты, команды исчезают или их бюджет существенно урезают. Как обстоят дела в плане финансовой стабильности в Узбекистане? Кто содержит команды?

— Наверное, в большей степени, государственные структуры. Многое зависит от губернаторов и местных властей. Нефтяные компании и мобильные операторы спонсируют у нас 5 или 6 команд. Для местного уровня жизни — финансирование неплохое.

В ТАКИЕ КЛУБЫ КАК «ЧЕРНОМОРЕЦ» ЗОВУТ НЕ КАЖДЫЙ ДЕНЬ

— Как возник вариант с переходом в «Черноморец»?

— У меня был действующий контракт с «Нефчи», поэтому зимой особо ничего не искал. Но тут удачно совпало: мы с женой проводил отпуск в Киеве, у одесситов ушел Евгений Боровик, тренерский штаб вышел на меня, пригласив на просмотр. Я очень благодарен руководству клуба и тренерам, которые сказали: «Мы видим в тебе потенциал, если проявишь себя на сборе, будем рады видеть в Одессе». На тренировках и в контрольных встречах постарался максимально продемонстрировать свои сильные стороны. Видимо, убедил (улыбается). Контракт с «Нефчи» расторг по обоюдному согласию.

— Тяжело было решиться впервые уехать за пределы Узбекистана?

— Разумеется, я скучаю по дому, но такие хорошие предложения поступают не каждый день. За этот шанс надо хвататься, тем более по характеру я более европеизированный парень.

— Тебе случалось раньше бывать в Одессе?

— Нет, но моя жена родом из Кривого Рога. Она жила в Киеве, где в прошлом году мы и поженились. Сейчас переехала ко мне в Одессу.

— Как тебе инфраструктура «Черноморца», по сравнению с твоими бывшими клубами, с узбекским футболом?

— У «Пахтакора» неплохая база, но у «Черноморца»… Мне кажется, будь в Ташкенте что-то подобное, это была бы лучшая база страны. Хорошие поля, тренажерный зал, где можно поработать после занятий. Есть бассейн и сауна, где можно восстановить силы. Уровень меня очень порадовал.

У ЛАВРЕНЦОВА ВСЕ УПРАЖНЕНИЯ ПРОДУМАНЫ

— В первой команде «моряков» есть два молодых украинских голкипера. Как легионер ты должен быть ощутимо сильнее их, чтобы претендовать на место в старте. Этот момент не заставил колебаться?

— Если честно, то нет. В первый день, когда поступило предложение, конечно, задумался. Все-таки, в Украине сильная вратарская школа. Но выходя на тренировки, забываешь все сомнения. Я готов к конкуренции.

— Как считаешь, какие у тебя сильные стороны, а какие нужно подтягивать? Игра на линии, отражение пенальти, игра ногами?

— Нужно набираться опыта, чтобы чувствовать уверенность, а остальное придет.

— Как ты мастерски ушел от ответа.

— (смеется) Я не люблю такие вопросы. Сильными сторонами не хочу хвастаться, а про слабые — знаю, но не хочу их раскрывать. Работаем над ними с тренером. Думаю, потихоньку подхожу к своей оптимальной форме.

— Учитывая рост, к твоим плюсам можно отнести игру на выходе?

— Благодаря тренировкам, в этом компоненте я чувствую себя достаточно уверенно. По характеру спокойный. Стараюсь лишний раз не повышать голос, но в нужный момент не пожалею голосовые связки (улыбается).

— Твои первые впечатления от тренировок Александра Лавренцова? Можешь назвать отличия в стиле его работы от занятий узбекских тренеров вратарей?

— Бывает, что некоторые наставники дают работу, которая не принесет в будущем практической пользы. Мне очень понравилось, что у него нет лишних или бесполезных упражнений. Все привязано к ситуациям, которые могут возникнуть на поле. Все построено на элементах, отработка которых пригодится в игре. Он ведь в прошлом очень хороший вратарь, поэтому разбирается. Еще мне по душе, что много внимания уделяется игре на выходе, игре ногами. Это основная тенденция в европейском футболе. Считаю, что современный вратарь должен быть подкован в этом смысле. Лично мне импонирует манера игры Мануэля Нойера.

— Нагрузки на сборе в Турции сильно отличались от тех, что давали в Узбекистане?

— Я занимался дома самостоятельно, понимая, что если поеду на сбор, нужно быть в форме. Лавренцов очень грамотно выстроил тренировочный процесс. Не стал сразу перегружать, а плавно подводил к играм. Пару дней нагрузок, потом чуть меньшая интенсивность перед контрольным матчем. В общем, человек поиграл, и знает, как нужно готовиться. Его подсказки помогают нам и в психологическом плане. Таких опытных людей очень полезно слушать.

— Почему ты выбрал 30-й игровой номер?

— Все просто — это мой любимый номер. Даже когда я перешел в «Андижан», став основным вратарем, выступал с тридцаткой на спине. Понятно, что в сборной дают 1-й или 12-й, а в клубах старюсь выбирать его.

— Кстати, за «моряков», относительно недавно уже выступал твой земляк. Догадаешься кто?

— Так сходу не скажу, наверное. Кто же?

— Максим Шацких. Вы знакомы с ним лично?

— Аааа, да. Мы пересекались несколько раз, здоровались, но не более. У нас он легенда. Хотя сейчас внимание узбекских болельщиков больше приковано к Виталию Денисову. Вот с ним мы знакомы лично. Он рассказывал о периоде, когда выступал за «Днепр».

— Кстати, ты заметил какие-то ментальные отличия в общении или в быту? Все-таки, географически Узбекистан находится в Азии, а Украина в Европе. Ничего не натолкнуло на мысль: «Хм…, а у нас дома не так».

— В Узбекистане же проживает не только местное население. У меня много друзей среди славян, так что, в коллектив я влился легко, в общении мне комфортно. Конечно, какие-то отличия улавливаешь, но они не являются глобальными. Ребята приняли хорошо. В «Черноморце» очень дружный коллектив, который воспринимаешь как семью. Это особо ощутимо, когда ты находишься внутри команды. Чувствуешь, что здесь каждый стоит за каждого. Кстати, на сборе в Турции отметил в их кругу свой день рождения. Он у нас, к слову, в один день с главным тренером.

В 14 ЛЕТ ВПЕРВЫЕ ВЫЗВАЛИ В СБОРНУЮ

— Впервые меня вызвали в сборную Узбекистана, когда мне исполнилось 14 лет. С тех пор приглашали постоянно. Я принял участие во множестве товарищеских встречах юношеской и молодежной команды. В 2009 году, в Малайзии, мы выиграли отборочную группу, напрямую квалифицировавшись на чемпионат Азии U-16, прошедший в Ташкенте в 2010 году. Там мы стали серебряными призерами, уступив в финале сборной КНДР (0:2). В 2011 году приняли участие в чемпионат мира U-17 среди юношеских команд в Мексике. Стартовали в группе поражением от аутсайдера — Новой Зеландии (1:4). На нас «поставили крест», но мы обыграли США (2:1) и чемпионов Европы — чехов (2:1). В 1/8 разгромили Австралию (4:0), уступив в четвертьфинале Уругваю (0:2), который в финале проиграл хозяевам турнира — 0:2. Отмечу, что на эти турниры я ездил в роли второго вратаря. В прошлый раз меня вызывали для участия в спаррингах Олимпийской сборной Узбекистана U-23 пару лет назад.

— Какие цели ставишь перед собой «Черноморце»?

— Еще немного, и по возрасту мне будет ближе национальная сборная Узбекистана. Надеюсь, что ее наставник, Самвел Бабаян, обратит на меня внимание. Пока главная цель — пробиться в основной состав «моряков». Люблю здоровую конкуренцию, и совершенно искренне радовался за команду, когда Даниил Каневцев совершил несколько отличных сейвов в матче против «Карпат». Я не такой, чтобы сидеть и причитать: «Вот, он все потащил…». Уверен — мое время придет. Я докажу на тренировках, что достоин носить футболку «Черноморца», выступать в основе. Мечтаю, чтобы, как минимум, мы вышли в Лигу Европы.