Роман ГРИГОРЧУК: «Идей так много, что не хочется отдыхать» (часть 2)

25 декабря 2013
Роман ГРИГОРЧУК: «Идей так много, что не хочется отдыхать» (часть 2)

В беседе с обозревателем «СЭ» главный тренер «Черноморца» подвел итоги первой части сезона.

— Давайте пройдемся по персоналиям. Алексей Гай летом выглядел даже лучше, чем осенью. Определенный микроспад был вызван отсутствием у Алексея игровой практики в последние годы?

— Безусловно, это чувствовалось. Но сказалась и травма. Тем не менее, Алексей может служить примером для подражания в своем отношении к тренировочному процессу даже во время реабилитации. Едва ли не все время, когда я заходил в тренажерный зал, я видел там восстанавливавшегося Гая. У меня иногда складывалось впечатление, что он выходит оттуда только ночью.

— Когда вы говорили достаточно жестко о Риере и его предательстве, на какой эффект рассчитывали?

— Мои слова были частично вырваны из контекста: я не призывал расстрелять Сито. Но вы должны понимать, что перед игрой мы о чем-то договариваемся с футболистами, при этом я не требую от кого-нибудь забить три мяча, иначе он будет предателем. Игроки соглашаются с моими требованиями, но если после этого игрок пять раз не идет в отбор после потери мяча, то это предательство по отношению ко всей команде.

Я люблю всех своих футболистов, но если кто-либо из них совершает поступки, заслуживающие формулировку «предательство», то я говорю об этом прямым текстом. Возможно, не всегда нужно высказываться в подобном ключе публично, но в тот момент я считал именно такую форму правильной. Чтобы игрок понимал серьезной своего проступка, раз тренер высказывает свое недовольство не только в раздевалке, но и через прессу.

— Риера едва не подвел команду и в решающей игре с ПСВ.

— По-человечески Сито где-то можно понять, поваляли его в том моменте неслабо. Таковы особенности его психики, не сдержался. В то же время он должен прекрасно понимать, на что обрекал своих партнеров в последние 10 минут игры.

— Вы способны говорить с подопечными столь же жестко, как это делал Виталий Кварцяный на взорвавшей интернет записи?

— Я бы мог общаться на повышенных тонах с игроками, если бы видел их наплевательское отношение к делу. Но такого, слава Богу, в «Черноморце» при моем руководстве не случалось.

— Что произошло с Матосом? Настоящий лидер коллектива осенью был лишь бледной тенью самого себя.

— Его серьезно подкосила травма, из-за которой он пропустил пару месяцев. Вместе с тем, Лео — очень положительный человек, я не имею к нему никаких претензий.

— Вратарская позиция прочно удерживается Дмитрием Безотосным. Как при этом ощущают себя Паст и Мартыщук, ведь у них может сложиться впечатление, что своего шанса они так и не получат?

— Понимаете, я ведь не из воздуха придумал, что основным вратарем является Безотосный. О том, кто лучше готов и кто должен играть, мы принимаем решение после длительных бесед с помощниками. На сегодняшний день вратарские позиции четко распределены: Безотосный — первый, Паст — второй, Мартыщук — третий. Но идет ежедневная работа, и у каждого есть шанс. Не думаю, что у запасных вратарей есть повод обижаться, поскольку мы четко и аргументированно объясняем, почему расклад сил таков. При этом я очень доволен тем, как в последнее время работают на тренировках и Паст, и Мартыщук. Они — молодцы!

— Безотосный — вратарь, у которого в футболе, если можно так выразиться, случилось «позднее зажигание». Были матчи, в которых Дмитрий проявлял себя блестяще, но случались и необъяснимые провалы, как в домашних поединках с ПСВ и «Лудогорцем». Что это за две стороны одной медали?

— Вы говорите о разных играх, а я могу копнуть и глубже. В матче с тем же «Лудогорцем» Дима «привез» гол в первом тайме, но во втором он отыграл так, как будто ничего не случилось. Это свидетельствует о его психологической устойчивости. А ошибки, к сожалению, случаются. Это издержки вратарской профессии.

— В разгар сезона ходили определенные разговоры относительно Антонова и его перехода в киевское «Динамо» и Джедже и его трансфера в ПСВ. Как вы относитесь к подобного рода слухам?

— Абсолютно нормально. Если футболист играет, то он должен стремиться попасть в клуб выше уровнем. Единственное, что я всегда говорю своим ребятам: не стоит менять шило на мыло, если даже тебе где-то предложили на три копейки больше.

— Есть такое понятие как детерминизм — предопределенность событий, которая не зависит от внешних факторов. Выиграл — заслужил, проиграл — значит, не судьба.

— С такой жизненной позицией мне не по пути. Я ни секунды не смирюсь с тем, что моя команда, допустим, проигрывает. Правда, один раз был уже готов принять удар судьбы, когда мы дома никак не могли забить «Скендербеу». Я сел на скамейку и понимал, что уже ничего не могу изменить. Висим на воротах соперника, каждые две минуты момент, а реализовать ничего не можем. Просто сидел и думал, чем все это закончится…

— Три матча «Черноморца» этого сезона, которые вы готовы себе записать на диск и с удовольствием пересматривать на досуге?

— Однозначно, игры с «Шахтером» и «Металлистом» на выезде. И, пожалуй, домашний матч с «Црвеной Звездой».

— Нереализованный момент, который до сих пор стоит перед глазами немым вопросом: «Как?»

— Наверное, выход один на один Самодина в матче со «Скендербеу». Хотя были еще промахи Антонова в Белграде и Гая в Эйндховене.

— Кто, на ваш взгляд, добился наибольшего прогресса в этой части сезона?

— Боюсь кого-нибудь обидеть, потому что многие футболисты подняли свою планку. Но если говорить о семимильных шагах молодых игроков, то это, конечно, Бобко и к концу года Зубейко. Кроме того, очень добавил Сантана, а Джедже и вовсе выбился в лидеры коллектива, хотя ведь пришел он в команду в полуразобранном состоянии. Кирилл Ковальчук стал игроком, с которым, фигурально выражаясь, можно идти в разведку. Антонов по своей полезности в «Черноморце» поднялся на ступень выше по сравнению с предыдущими командами. Риера, как это не странно прозвучит, добился прогресса в оборонительных действиях. В Белграде, например, он вообще сыграл у своих ворот так, как это должен в идеале делать крайний нападающий. Я постоянно привожу эту игру ему в пример при работе над ошибками.

— Ивана Бобко, прежде чем он укоренился на позиции опорного хавбека, вы пробовали и в иных амплуа.

— Ваня из тех, кто способен учиться так, как бы я этого хотел. Он не просто слушает, а и конспектирует, интересуется, переспрашивает. Потому у нас он способен порой в течение одной игры действовать на трех позициях, причем в любом амплуа реально помогал команде.

— В конце года команда забивала очень типично, головой после навеса со стандарта либо с фланга. Есть ли в этом какая-то закономерность?

- В определенном смысле да. В конце года у нас оставалось четыре важных матча: в Полтаве, с «Шахтером» и два в Лиге Европы. В этот период времени мы бросили все усилия на достижение результата. Нынешний «Черноморец» пока только учится играть в футбол, но я говорил парням, что на обучение у нас будут январь и февраль, а сейчас нужен результат. Без него и доучиваться будет неинтересно. Средства его достижения оказались в какой-то мере скудными, зато эффективными. Зато теперь есть удовлетворение и радость от проделанной работы.

— Ваше будущее в клубе во многом зависит от того, насколько амбициозными будут планы руководства клуба?

— Скажу так: пока никуда уходить не собираюсь. Я видел столько счастливых лиц в аэропорту, что очень хочу сделать для этих людей немножко больше, чем есть на данный момент. Конечно, поработать в клубе топ-уровня — мечта любого тренера. Но таких вариантов на данный момент нет, а потому рассуждать гипотетически нет никакого смысла. Тем более что все основные вехи стратегического развития клуба являются прерогативой босса команды. А здесь появляется множество вопросов. Даже если завтра я скажу ему, что для достижения более высокого результата нам нужно купить десять человек, он имеет полное право спросить меня: «А где гарантии?»

Однако нам нет смысла менять всю команду, потому что эти люди рыли землю, чтобы выйти на новый уровень. По сути, это повторение ситуации, которая сложилась, когда мы выходили из первой лиги в высшую. И что мне нужно было говорить тем, кто добивался повышения в классе? «Всем спасибо, молодцы, но мы набираем новую команду»? Нет. Каждый человек заслуживает шанса. А вдруг мы в ком-то ошиблись, не разглядев скрытый потенциал: тем более, на новом эмоциональном фоне и при условии двухмесячной подготовки ко второй части сезона… Хотя я не буду скрывать, что некоторое усиление нам, конечно, необходимо.

— Об арендованных футболистах не забываете? Например, тех, что выступают в «Говерле»…

— У нас только один такой игрок — Балашов, потому что Тащи принадлежит московскому «Динамо». Балашов начинал в Ужгороде неплохо, но затем был переведен в дубль, значит, и там ему что-то мешает. Хотя неделю назад он мне звонил, и я просто не узнал его по тому, как он со мной говорил. «Извините за то, что я не делал всего того, о чем вы просили». Честно говоря, сначала я вздрогнул, а потом по коже побежали мурашки. Если все, что я слышал, это было правдой, значит, у него есть шанс, а шанс — это очень важно. Впрочем, ближайшие полгода он по любому проведет в «Говерле».

— Вы всегда говорите, что любой заслуживает шанса: значит ли это, что вы пока ни с кем не прощаетесь или знаете фамилии людей, с которыми не пойдете дальше?

— У меня в голове есть только две фамилии тех, кто не останется в команде на 99 процентов. Ну, а дальше будем смотреть по ситуации.

— На Элиса Бакая рассчитываете?

— Он очень талантливый футболист, о чем я не устаю говорить в том числе и ему лично. Вижу, что сейчас он меняется в лучшую сторону. Вопрос в другом: хочется, чтобы его оставили в покое болячки и травмы. Но это, думаю, происходило от какого-то попустительского отношения к себе. При других условиях он бы у меня играл. Бакай — интересный футболист, он способен нестандартно мыслить, у него хорошие взрывные качества, высокое исполнительское мастерство и нюх на голы. Осенью прошлого года он играл очень прилично: и мячи забивал, и очки приносил. В Албании он играл крайним нападающим, в нашей схеме я вижу его на позиции первого нападающего. И там он наиболее полезен. В любом случае с ним можно придумывать хорошие интересные ходы.

— Запорожский вектор вашей селекции не случаен?

— Команда, с которой я работал в Запорожье, была в большом порядке. Тренеры редко могут дать такие гарантии, но вот она бы в еврокубки со временем попала бы на все сто процентов. Поймите, эта смелость моих убеждений не случайна. В «Металлурге» был клондайк талантов — Кривцов, Степаненко, Коваль, Опанасенко, Аржанов, Писоцкий, плюс легионеры — тот же Ян Тигорев, который является железным игроком основы в «Локомотиве»…

— Недавно вы попали в список десяти самых перспективных тренеров Украины по версии авторитетного сайта. И это в 48 лет! Сами считаете себя специалистом перспективным или уже сложившимся?

— Наверное, нахожусь где-то на пути от первого ко второму. Может, это будет нескромно, но в этом году я стал не порядок увереннее в том, что делаю, потому что подтвердились многие вещи, о которых я думал. Но думать мало, нужно пробовать и испытывать. На очереди — следующие идеи. Это дает энергию, и я уже сейчас хочу над этим работать.

«Спорт-Экспресс в Украине»